«ПРОСВЕЩЕНИЕ. ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ»

RSS-лента

ДЕВЯТЬ РЕКОМЕНДАЦИЙ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ

Четверг 4 Октябрь 2012

Опубликовано в печатной версии журнала. Вып. № 5.

Для того чтобы учащиеся эффективно овладевали иноязычной коммуникативной компетенцией, недостаточно лишь академической и методической подготовки учителей — требуется и психологическая база. Понимание реальных процессов, происходящих в головах учащихся, во внутригрупповых отношениях и в отношениях между ними и учителем — один из основополагающих факторов управления обучением. Этой публикацией мы открываем цикл статей Ольги Валентиновны Самаровой о психологических аспектах урока иностранного языка в школе.


настроение: уравновешенное

ключевые слова: значимое учение, психологическая компетентность учителя, способы обучения, аудиалы/визуалы/ кинестетики, психотерапевтическая атмосфера урока, эффект профессионального выгорания

город: Москва

e-mail: samarova@ymca.ru

Известный бразильский психотерапевт и педагог Аугусто Кюри в своей книге «Тренировка эмоций» писал: «Учителя — это поэты жизни. Надежда мира опирается на плечи образования… Однако в наше время самая благородная из профессий стала фабрикой стресса»[1]
.
Оглядываясь на положение дел в нашей сегодняшней школе, с автором не поспоришь.

Но мы сможем изменить ситуацию, если осознаем «подводные камни», таящиеся в нашей учительской работе, и, с другой стороны, её позитивный потенциал. Обучение — это процесс, в котором участвуют живые люди, и, следовательно, в нём a priori присутствует психология. Карл Роджерс (1902–1987), родоначальник гуманистической психотерапии, ввёл понятие значимого учения — такого, которое изменяет поведение, отношения и личность ученика для его нынешней и будущей жизни[2], а не просто обеспечивает усвоение некоей суммы знаний, умений и навыков или развивает интеллект. Значимое учение имеет много общего с психотерапией: оно и влияет на внутренний мир ученика, и гармонизирует его отношения с внешним миром. При этом у учителя иностранного языка имеется больше возможностей создать в классе условия для формирования и развития жизненно важных способностей и навыков поведения, чем у многих других учителей-предметников.

Два типа отношений

Учитель — это ключевая фигура процесса обучения, его организатор, лидер и модель для подражания. Значимое учение возникает при стремлении учителя к собственной внутренней гармонии, способности к осознанию и принятию внешней и внутренней реальности, а также к прогнозированию путей реализации намеченных целей. Психологическая компетентность учителя является таким же важным аспектом его профессиональных достижений, как методическая и академическая подготовка, потому что именно она «отвечает» за позитив и продуктивность на уроке и, как следствие, ведёт к более высоким результатам обучения.

Рискну утверждать, что отношение учителя важнее его индивидуальных свойств. Мы различаем attitudes (отношение к чему-либо или кому-либо, связанное с системой ценностей) и relationships (взаимоотношения с другими людьми).

Отношение первого типа выражается в приоритетах. Так, например, если возникает жёсткий выбор «или-или», здоровее отдать приоритет сохранению и развитию достоинства, самоуважения и эмоциональной стабильности учеников вместо достижения неких конкретных учебных результатов. Это предполагает толерантность и доброжелательность учителя при чётких и однозначных требованиях и границах, обеспечивающих надёжность и психологическую безопасность учащихся. Сюда же относится приоритет интересов учеников: для учителя недопустимо самоутверждаться за их счёт. При этом важно не впасть в другую крайность и не оказаться в роли жертвы. Равновесие процессов самоотдачи и получения «подпитки» в виде радости и удовлетворения от совместной работы — это гарантия здоровой и стимулирующей атмосферы в классе.

Здоровые взаимоотношения (relationships, отношения второго типа) предполагают открытость, честность и ясность. Они исключают психологические игры[3], выстроенные на основе манипуляций, эмоционального шантажа, невыраженных ожиданий, скрытых смыслов и подтекстов.

Баланс между удовлетворением собственных потребностей и заботой о благополучии другого — важное условие внутреннего и коллективного равновесия. Для успешного учения необходим авторитет учителя. Однако он служит не для подавления ученика и борьбы с ним, а для того, чтобы ученик заимствовал эту силу для решения своих проблем и достижения поставленных целей. Уважение учителя к ученику воспитывает в ученике самоуважение и уважение к другим. «Дистантная близость» — оптимальная позиция учителя с точки зрения благополучия учащихся.

Бывает, что исходный лидерский статус учителя активизирует у него установку на безупречность, совершенство и перфекционизм. Такая позиция нарушает естественность и лёгкость общения, порождает нереалистичные требования к себе и ученикам. Признавая за собой право на ошибку и несовершенство при постоянном стремлении к развитию, учитель задаёт здоровую модель отношений, создаёт условия для воспитания внутренне свободной личности.

Учитель как психотерапевт

Через обучение иностранному языку у нас есть возможность обучать общению как таковому, и тем самым играть неоценимую роль в развитии наших учеников. Для этого мы обращаем внимание прежде всего на содержание сообщения и оцениваем его в виде обратной связи — либо вступая в диалог, либо описывая своё впечатление от творческого монологического высказывания учащегося.

В последнем случае мы придерживаемся тактичной правды и сначала отмечаем плюсы и достоинства, а потом обозначаем то, что повысило бы качество сообщения. Учитель служит моделью для учеников и задаёт тон, внимательно выслушивая их и проявляя интерес к тому, что они говорят, иначе невозможно добиться от учащихся истинной заинтересованности и внимания к высказываниям друг друга.

Мощный инструмент психологического воздействия — это речь учителя и особенно её звуковые параметры: приятный тембр голоса, чёткая дикция, оптимальная громкость, выразительная интонация.

Способы исправления ошибок — это тоже инструмент воспитания личности. Личности раскрепощённой, свободно выражающей свои мысли или, наоборот, зажатой и закомплексованной. В конце концов, не имеет значения, кто именно сделал ту или иную ошибку, и не нужно выговаривать конкретному ученику при всём классе. Выговор только вызывает у ученика отторжение или гнев, направленные на обидчика-учителя. Важно же привлечь внимание к языковому явлению, где была допущена ошибка, обеспечить её исправление, понимание и тренировку.

Так создаётся «психотерапевтическая» атмосфера, способствующая постоянной включённости, поддержанию интереса, мотивирующая к участию в речевой деятельности. Основные характеристики этой атмосферы:

  • Свобода от непрерывного давления, контроля и неопределённых ожиданий. Вместо этого присутствуют целесообразные, чёткие, реалистичные требования, которые необходимо выполнять, и которые могут изменяться в связи с изменившейся реальностью при своевременном информировании учащихся об этих изменениях. Это напрямую связано с актуальной сегодня проблемой критериального оценивания — с предъявлением учащимся объективных критериев для оценки их речевой деятельности во всех видах.
  • Психологическая безопасность, ведущая к свободному самовыражению и самораскрытию. Снимается страх быть несовершенным, отвергнутым, подвергнуться унижению, агрессии, манипуляции. Учитель должен обеспечить такую безопасность, управляя своим поведением и ограждая учащихся от негативных проявлений других членов группы.
  • Творчество как погружение в процесс созидания, свободный от оценки художественных достоинств созданного продукта.
  • Совместность как взаимное обучение в русле сотрудничества при минимизации конкуренции.

При этом индивидуальности наших учеников могут существенно различаться, и наша задача — позволить каждому найти и использовать оптимальную для него стратегию учения.

Визуалы, аудиалы, кинестетики

Все мы — прирождённые ученики, но каждый из нас предпочитает свой способ познания реальности, кодируя и декодируя её с помощью пяти органов чувств. И хотя каждый из нас использует все чувства, существуют подсознательные индивидуальные предпочтения, связанные с физиологией нервной системы. Исходя из этих предпочтений все люди подразделяются на визуалов, аудиалов и кинестетиков[4] (для последних наиболее значимым каналом поступления информации является сенсорика, тактильные ощущения). Формальное образование чаще всего навязывает учащимся общепринятые, стереотипные способы обучения, в то время как естественные для конкретного индивида стратегии часто пресекаются.

Визуальная память опирается на формы, цвета, расположение в пространстве, графики и диаграммы, картинки, метафоры, которые всегда связаны с образами. Аудиалы вспоминают то, как звучали слова, когда они слышали их. При этом графический образ блокируется аудиальным. Для обучения устному общению важно, чтобы слова поступали через аудиальный канал, а графический образ предъявлялся позднее, таким способом мы исключим ошибки в произнесении многих слов при чтении. Если же порядок будет обратным (что чаще всего и происходит на практике), нам предстоит долго бороться с неправильным произношением английских слов типа company, climb, won и др.

Визуалы смотрят вверх, чтобы восстановить зрительные образы и затем выразить их в речи. Им нужно сориентироваться в информации, восстановив её пространственное расположение на странице, мысленно увидеть дату, слово, таблицу, картинку. Аудиалы же при внимательном слушании поворачиваются ведущим ухом к говорящему, иначе они плохо воспринимают смысл. И те, и другие рискуют вызвать недовольство учителя и услышать требование смотреть в глаза, что воспринимается как стандартный признак внимания. На самом же деле, если ученик-визуал в прямом смысле слова смотрит в потолок, это, скорее всего, свидетельствует о том, что он не скучает на уроке, а, наоборот, сосредотачивается.

Кинестетики закладывают информацию в мышцы, у них обездвиженность парализует мысли. Им нужно записывать информацию, крутить что-то в руках, рисовать, часто менять положение тела, трогать и переставлять предметы, и при этом они учатся наилучшим образом. Стоит ли говорить, сколько замечаний получают непоседливые ученики за своё поведение, хотя двигательную активность можно предусмотреть как компонент урока, наполнив движения смыслами, подлежащими усвоению.

Гори, но не сгорай!

И вот учитель использует психологические методики в обучении, создаёт коллективный баланс в классе, учитывает физиологические особенности учеников… На этом этапе может неожиданно возникнуть другая проблема, заслуживающая максимального внимания, — это эффект выгорания. Этому эффекту в наибольшей степени подвержены те учителя, которые стремятся к безукоризненности, высоким достижениям и истинно преданы своей работе. Надо обязательно учитывать, что забота о себе является неотъемлемой частью профессионализма. Фундаментом педагогического благополучия является личностно-ценностный аспект профессиональной деятельности. Именно он создаёт базовые условия для здоровой удовлетворённости профессией, без чего остальные меры самоподдержки не работают. При этом необходимо помнить, что работа — это только часть жизни, и она не должна занимать все ваши мысли и время.

Ответьте (желательно письменно) на следующие вопросы, чтобы оценить степень собственной позитивности в профессии:

  • Ощущаете ли вы себя на своём месте?
  • Что приносит вам наибольшее удовлетворение?
  • Как вы относитесь к ученикам?
  • Чего вы ждёте от них?
  • Часто ли вы сердитесь, раздражаетесь, испытываете фрустрацию?
  • Насколько вы нравитесь себе в качестве учителя?

Если вы оцениваете три и более своих ответа как негативные, стоит задуматься об оптимизации своего педагогического процесса, иначе есть риск «сгореть» как профессионалу. Педагогический процесс — это всё, что происходит при подготовке к урокам, во время уроков и непосредственно после них. Стремление к внутреннему спокойствию, осознанному и управляемому проявлению своих индивидуальных свойств и предпочтений, готовность к заинтересованной погружённости в процесс при неуклонной работе на предвосхищаемый результат — вот качества, которые совершенствуют педагогический процесс. Для успешной организации своей деятельности учителю полезно держать в уме следующие девять рекомендаций:

  1. Культивировать в себе внутреннее добродушие и силу. Не опускаться до борьбы с учениками. Преследование унижает и истощает учителя.
  2. Работать в чётком формате требований. При этом учитель имеет право на гибкость и изменения. Чёткость даёт ощущение надежности, а гибкость — чувство свободы.
  3. Проявлять уважение и доверие к своим ученикам. Учитель лишь создаёт условия для обучения и не может полностью отвечать за результат. Необходимо осознавать наличие разделённой ответственности (чем младше ученики, тем, конечно, доля ответственности учителя выше).
  4. Сотрудничать со своими учениками, а не только ими управлять и контролировать. Сотрудничество экономит массу энергии и производит положительный воспитательный эффект.
  5. Доверие к ученикам позволит учителю бесстрашно отпускать их в творчество и наслаждаться его плодами, не страдая от несовершенства отдельных творений.
  6. Освободиться от перфекционизма. Право на несовершенство и ошибки есть и у ваших учеников, и у вас.
  7. Иметь терпение и не ожидать немедленных результатов своих усилий. Нетерпеливость создаёт постоянное внутреннее напряжение, которое не лучшим способом сказывается на психическом и физическом состоянии и учителя и учеников.
  8. Ставить себе реалистичные задачи. Даже при грандиозных целях продвижение к ним должно быть пошаговым и посильным, а не фрустрирующим и изнурительным.
  9. Вступать в профессиональное общение с коллегами. В общение смысловое, а не формальное. Надо находить возможность общаться при посещении и совместном обсуждении уроков, на заседаниях методического объединения, конференциях, курсах, тренингах. Чувство общности поддерживает и укрепляет. Избегать общения, обесценивающего ваш труд и вас как профессионала. Переживание обесценивания (а самообесценивания тем более) — это энергетическая пропасть, не позволяйте себя туда столкнуть.

Следует помнить о «переключающих» средствах и способах, непосредственно направленных на релаксацию и заботу о себе. Они находятся вне профессии, но способны до некоторой степени уравновесить её возможные издержки. Эти средства с необходимостью предполагают отдых, любимое хобби, пребывание на природе, посильную физическую нагрузку, общение с приятными людьми, наличие собственного пространства и времени.

К ним относится всё, что даёт энергию, после чего (или в процессе чего) ощущается прилив сил, бодрости, позитивности. Здесь самое важное — признать их значимость и дать себе право на их претворение в жизнь.

Очень хочется напомнить учителям о психологической важности таких понятий, как «равновесие», «удовольствие», «доверие», «согласованность» применительно к своему внутреннему состоянию и в отношениях с учениками. Применять их к реальным учебным процессам, безусловно, очень непросто. Есть столько поводов и самооправданий для погружения в формальный хаос, в который жизнь засасывает нас. Но, может быть, прикосновение к настоящим ценностям позволит нам испытать большее удовлетворение от жизни и профессии?

Из книги Карла Рэнсома Роджерса
«СТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ»
Глава 14. «Научение, значимое для человека: в психотерапии и в образовании»
 
Встреча с проблемами
Научение, значимое для учащегося, обычно имеет место в ситуациях, воспринимаемых как проблемные. Я думаю, что уже привёл достаточно доказательств этому. Самостоятельно проводя различные курсы в соответствии с моим опытом, я нашёл, что такой подход более эффективен на семинарах, чем на обычных курсах; во время более продолжительных курсов, чем коротких. Индивиды, которые приходят на семинары или на продолжительные курсы, встречаются с ситуациями, которые они воспринимают как проблемы. Студент, посещающий обычный университетский курс, и особенно обязательный курс, склонен воспринимать занятия как место, где он обычно бывает пассивным, или недовольным, или то и другое вместе; опыт, который он, конечно, получает, почти никогда не имеет отношения к его собственным проблемам.
Однако у меня всё-таки были такие случаи, когда обычная университетская группа воспринимала курс как опыт, который может быть использован для решения проблем, действительно их касающихся. В таких случаях наблюдается удивительное чувство освобождения и рывок вперёд. Такое случалось на самых разных курсах, например на математике или курсе, посвящённом изучению теории личности…
Поэтому первое значение психотерапии для образования состоит в том, чтобы разрешить учащемуся на любом уровне соприкасаться с важными проблемами своей жизни, чтобы он сталкивался с проблемами и спорными вопросами, которые ему хочется разрешить. Я прекрасно понимаю, что этот вывод, как и другие, о которых будет сказано ниже, прямо противоречит сегодняшним тенденциям в нашей культуре.
Я думаю, что из моего описания психотерапии вполне ясно, что главный вывод для образования состоит в том, что задача учителя — создать атмосферу в классе, помогающую возникновению научения, значимого для учащегося. Эта общая формулировка может быть разбита на несколько подпунктов.
 
Конгруэнтность учителя
Если учитель конгруэнтен, это, вероятно, способствует приобретению знаний. Конгруэнтность предполагает, что учитель должен быть именно таким, каков он есть на самом деле; к тому же он должен осознавать своё отношение к другим людям. Это также значит, что он принимает свои настоящие чувства. Таким образом, он становится откровенным в отношениях с учениками. Он может восторгаться тем, что ему нравится, и скучать во время разговоров на темы, которые его не интересуют. Он может быть злым и холодным или, наоборот, чувствительным или симпатизирующим. Поскольку он принимает свои чувства как принадлежащие ему, у него нет необходимости приписывать их ученикам или настаивать, чтобы они чувствовали то же самое. Он — живой человек, а не безличное воплощение требований программы или приводной ремень для передачи знаний.
Я могу представить лишь одно доказательство в подтверждение этой точки зрения. Когда я вспоминаю о своих учителях, мне кажется, что каждый из них был живым человеком. Интересно, совпадают ли ваши воспоминания с моими? Если это так, то главное не в том, прошёл ли учитель положенную часть программы или использовал самые лучшие аудиовизуальные средства, а в том, насколько он был конгруэнтным, живым в отношениях с учениками.
 
Принятие и понимание
Другой вывод из психотерапии, полезный для учителя, состоит в том, что научение, значимое для ученика, может иметь место в том случае, если учитель принимает учащегося таким, каков он есть, и способен понять его чувства. Условия для появления значимого знания создаст учитель, способный тепло принимать учащегося, безусловно положительно относиться к нему и сочувственно понимать его страхи, предчувствия и недоумение, сопутствующие восприятию нового материала. Кларк Мустакас в своей книге «Учитель и ребёнок» дал множество превосходных примеров индивидуальных и групповых ситуаций — от детского сада до старших классов, в которых учитель работал для достижения этой цели.
Возможно, вас беспокоит мысль о том, что когда учитель стоит на таких позициях и хочет принимать чувства учеников, они будут выражать не только отношение к учёбе в школе, но и целую гамму других чувств, таких как недоброжелательность или нерасположение к родителям, братьям или сёстрам, чувство беспокойства о себе. Должны ли такие чувства иметь право на выражение в школе? Я думаю, да. Они имеют отношение к становлению человека, к его успешному научению и эффективному функционированию. Способность с пониманием и принятием относиться к этим чувствам определённо связана со знанием правил деления или географии Пакистана.
 
Обеспечение средствами
Здесь я буду обсуждать ещё одно следствие из психотерапии, важное для образования. В психотерапии средства для изучения себя лежат внутри человека. Терапевт в состоянии предоставить лишь очень небольшую информацию, которая может помочь, так как нужная информация находится внутри человека. Но в образовании дело обстоит иначе. Существует множество научных средств, методики, теории, которые представляют собой сырой материал для использования. Мне кажется, что всё сказанное мною о психотерапии предполагает, что эти материалы, эти средства должны быть предоставлены учащимся, но не навязаны. Здесь нужны изобретательность и восприимчивость учителя.
Я не буду перечислять обычные средства, которые приходят на ум, — книги, карты, учебники, материалы, пластинки, инструменты и т.п. Разрешите мне сосредоточиться на том, как учитель использует себя, свои знания, свой опыт в качестве этих средств. Если точка зрения учителя аналогична моей, тогда он, возможно, захочет сделаться полезным для класса по крайней мере следующими путями.
Он познакомит учащихся со своим специальным опытом и знаниями в этой области и поможет им использовать этот опыт. Но это не значит, что он будет навязывать им свой опыт.
Он даст понять ученикам, что может изложить свои собственные взгляды на работу в этой области и её организацию, например в форме лекций. Он сделает это ненавязчиво, чтобы дать ученикам возможность самим обратиться к нему, если у них появится интерес.
Он постарается, чтобы ученики знали, что он может предоставить различные средства для их продвижения в знании. Он поможет ученикам самим найти эти средства.
Он сделает всё возможное, чтобы в его отношениях с учениками его чувства были понятны и в то же время не навязывались и не ограничивали их свободу.
Таким образом он может передать восторг и энтузиазм, связанные с собственными знаниями, не настаивая, чтобы учащиеся следовали по его пути; бескорыстие, удовлетворённость, ошеломлённость или удовольствие, которые он чувствует по отношению к действиям одного ученика или всей группы, не становясь при этом «кнутом» или «пряником» для учащихся. Он сможет сказать самому себе: «Мне это не нравится», а учащийся с такой же свободой сможет сказать: «А мне нравится».
Таким образом, какое бы средство он ни предоставил — книгу, рабочее место, новый инструмент, возможность наблюдать за производственным процессом, лекцию, основанную на его собственном исследовании, картину, рисунок или карту, его собственные эмоциональные реакции, — он почувствовал бы, что они воспринимаются, и надеялся бы, что и впредь будут восприниматься, если они нужны и полезны для учащихся. Он предложил бы использовать самого себя как средство, а также все другие средства, которые он смог бы найти.
 
Основной мотив
Из вышесказанного должно быть ясно, что учитель в основном надеялся бы на тенденцию к самоактуализации у учащихся. Гипотеза, которую он мог бы выдвинуть, такова: учащиеся, которые находятся в подлинном контакте с жизненными проблемами, хотят учиться, хотят расти, хотят открывать, надеются научиться, желают создавать. Он понял бы, что его функция — развивать такие личные отношения со своими учащимися и создать такой климат в классе, чтобы эти естественные тенденции дали свои плоды.

 

[links&resources]

[1] Кюри А.Ж. Тренировка эмоций. — М. : София, 2005. — С. 101.
[2] Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. — М. : Прогресс, 1998.
[3] Берн Э. Игры, в которые играют люди. — М. : Прогресс, 1988.

1 Comment »

Анна:

Большое спасибо за такую замечательную статью! Работая второй год учителем в сельской общеобразовательной школе, мне пришлось столкнуться с рядом проблем, которые долгое время не поддавались решению. А некоторые и до сих пор не решены… Накаленные взаимоотношения, нежелание понять друг друга ведут к нежеланию учиться.
Прочитав статью, я задумалась о психологических аспектах моего урока. Нашла ошибки. И уже на следующем урока постаралась исправить их. ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ результат увидела сразу. Конечно, урок прошел не на высшем уровне, но узменения были очевидны для учеников и для меня.
Буду рада читать новые статьи по психологии обучения.

1 Январь 2013 | 13:07
Оставить комментарий

Комментарий

..