«ПРОСВЕЩЕНИЕ. ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ»

RSS-лента

ДЕТСКАЯ ГИПЕРАКТИВНОСТЬ: ТЕОРИЯ
И ПРАКТИКА

Понедельник 22 Сентябрь 2014


Проблема детской гиперактивности актуальна для современной школы, но, к сожалению, не все педагоги обладают знаниями, чтобы понять, что перед ними не вредный и испорченный ребенок, а несчастный человечек, страдающий от непонимания окружающих. Надеемся, тема, предложенная автором статьи, не только заинтересует наших коллег, но и поможет в работе.

 
настроение: внимательное

ключевые слова: гиперактивность детская, импульсивность, дефицит внимания,
минимальные мозговые дисфункции, неадекватность поведения

город: Санкт-Петербург

e-mail: kate.savina2013@yandex.ru

 

Часть 1. Я не вредный и не плохой!

Каждый взрослый неоднократно встречался в своей жизни с ребенком, отличающимся высокой двигательной активностью. Обычно их называют «живчиками», «шустриками», «моторчиками», они обладают чрезвычайно высоким уровнем энергии.

Известный американский психолог В. Оклендер так характеризует этих детей: «Гиперактивному ребенку трудно сидеть, он суетлив, много двигается, вертится на месте, иногда чрезмерно говорлив, может раздражать манерой своего поведения. Часто у него плохая координация или недостаточный мышечный контроль. Он неуклюж, роняет или ломает вещи, проливает молоко. Такому ребенку трудно концентрировать свое внимание, он легко отвлекается, часто задает множество вопросов, но редко дожидается ответов».

Гиперактивные дети своим поведением с самого раннего детства как бы бросают вызов окружающему миру. Они не похожи на других детей, их поведение резко выходит за рамки привычного для детей их возраста. Часто они чувствуют себя отверженными, отделенными от коллектива.

Надо отметить, что ни в каком другом случае нарушения поведения не вызывают так много нареканий и жалоб со стороны родителей, воспитателей и учителей, как в этом. Гиперактивному ребенку больше всех грозит непонимание со стороны окружающих. Его постоянно укоряют, стыдят, одергивают и наказывают. В конце концов, ребенка убеждают, что он ни на что не способен и что бестолковее его никого нет на всем свете. В результате ребенок ожесточается. У него развивается отрицательная, а часто агрессивная реакция на окружающих, он становится неуправляемым, «трудным» ребенком. Такая модель защитного поведения порой выгодна для него, а потому трудно исправима.

Практика показывает, что большинство детей любого возраста, обозначаемых педагогами как «трудный» ученик, родителями — как «трудный» ребенок, а социологами как несовершеннолетний из «группы риска», принадлежит именно к категории гиперактивных.

Исследователи отмечают, что от 25 до 50 % гиперактивных детей «перерастают» этот синдром. Однако у 6–8 % симптомы расстройства приводят к задержке психического развития, а в более старшем возрасте способствуют возникновению серьезных психопатологических расстройств и асоциальных состояний. У остальных симптомы различной степени тяжести продолжают оставаться и приводят к проблемам в повседневной жизни. Таких людей часто сопровождает чувство «нетерпеливости и неугомонности», импульсивность, социальная неадекватность, чувство низкой самооценки в течение всей жизни. Они неорганизованны и плохо контролируют свою деятельность.

В подростковом возрасте у гиперактивных детей рано развивается тяга к алкоголю, наркотическим веществам. Для них в большей степени, чем для здоровых сверстников, характерна склонность к правонарушениям. Лишь небольшой процент из них благополучно оканчивает школу.

Дети с гиперактивностью нуждаются в постоянной медико-психолого-педагогической помощи вплоть до окончания школы. Но это состояние имеет более оптимистические возможности реабилитации в отличие от многих других неврологических заболеваний, при условии, если она проводится в возрасте 5–10 лет.

В то же время необходимо помнить, что отсутствие вообще какой-либо коррекции может привести к развитию хронической формы заболевания, а значит, к проблемам в жизни этих детей и окружающих.

Как справедливо замечает профессор Ю.С.Шевченко, «ни одна таблетка не может научить человека, как надо себя вести. Неадекватное же поведение, возникшее в детстве, способно зафиксироваться и привычно воспроизводиться, несмотря на терапевтическую и возрастную компенсацию. Для каждого поведенческого и интеллектуального навыка существует свой возрастной диапазон оптимального овладения, так называемый «сензитивный период», и то, что своевременно не усвоено, требует нередко специальных усилий и условий обучения в более старшем возрасте».

К сожалению, далеко не всегда взрослые понимают, что происходит с ребенком. Исследования показали, что 58 % педагогов не в состоянии не только установить причину и оказать помощь таким детям, но даже не видят сам факт эмоциональных переживаний ребенка. При этом педагоги не преднамеренно игнорируют ряд направлений в работе с детьми, а действуют так в силу непонимания проблемы, то же можно сказать и о родителях.

Добиться того, чтобы гиперактивный ребенок стал послушным и покладистым, еще не удавалось никому, а научиться жить в мире и сотрудничать с ним — вполне посильная задача.

В последние годы число гиперактивных детей катастрофически выросло. В нашей стране в 1997–1999 годах этот синдром был выявлен у каждого пятого дошкольника средней полосы России. За рубежом вариабельность данных по распространенности синдрома такова: в США цифры колеблются от 4 до 20 %, в Великобритании — от 1 до 3 %, в Германии — 9–18 %, Италии — 3–10 %, Чехословакии — 2–12 %, Китае — 1–13 %, Австралии — 7–10 %.

Гиперактивность детская. Синонимы: синдром дефицита внимания с гиперактивностью, гипердинамический синдром. Гиперактивность у детей проявляется несвойственным для нормального, соответствующего возрасту развития ребенка невнимательностью, отвлекаемостью и импульсивностью.

Г. Вейс считает наиболее характерными следующие нарушения при гиперактивности: неуместную избыточную активность, дефекты концентрации внимания, импульсивность в социальном поведении и интеллектуальной деятельности, проблемы во взаимоотношениях с окружающими, нарушения поведения, трудности обучения, слабую успеваемость в школе, низкую самооценку. При этом общий уровень интеллектуального развития соответствует норме.

Шевченко Ю.С., Заваденко Н.Н. и другие ученые отмечают, что основными проявлениями гиперактивности являются дефицит активного внимания, импульсивность и повышенная двигательная активность.

Но существуют и другие классификации. Так, американский психолог В. Клайн выделяет четыре основных блока: сверхактивность, разбросанность или рассеянность, импульсивность, повышенную возбудимость. Р. Кэмпбелл к проявлениям гиперактивности также относит расстройство восприятия. Он считает, что повышенная активность способствует появлению трудностей в учебе и трудностей принятия любви окружающих, а проблемы восприятия проявляются в неадекватном восприятии окружающей среды (букв, слов и т.д.) и родительской любви.

Современная концепция гиперактивности была сформулирована на основе представлений о минимальных мозговых дисфункциях (ММД). Термин «минимальные мозговые дисфункции» был предложен Э. Деноффом в 1959 г. Ученый считал, что гиперкинетические нарушения поведения являются проявлениями мозговой дисфункции. У детей с ММД наблюдаются различные симптомы. Из них важнейшими являются два: ребенок с трудом контролирует свою активность и поведение в целом. С 60-х годов ХХ века термин ММД стал широко применяться по отношению к детям без выраженных интеллектуальных нарушений, но с различными легкими расстройствами поведения и обучения вследствие биологически обусловленной недостаточности функций центральной нервной системы, чаще резидуально-органической природы. Однако в дальнейшем стало очевидным, что эти дисфункции нельзя рассматривать в качестве единой диагностической формы из-за широкого многообразия их проявлений и причинных факторов. Поэтому в 80-е годы ХХ века детскую гиперактивность выделили как одну из самостоятельных форм.

Большое влияние на развитие представлений о гиперактивности оказали работы В. Дугласа, в которых было показано, что основной дефект у этих детей связан с недостаточностью механизмов регуляции активного внимания и тормозящего контроля.

По мере накопления знаний о детях с ММД мы все лучше начинаем понимать, в чём именно испытывают затруднения эти дети. Учителя, которые работали в группе Э. Деноффа, сделали очень важное наблюдение. Они отметили, что дети с ММД работают, учатся, играют и вообще ведут себя так, как это свойственно более младшим детям. Таким образом, ММД приводит к своеобразной незрелости личности. Нарушения проявляются в том, как ребенок действует, как он говорит, как ведет себя дома и в детском саду, каким образом он решает жизненные проблемы. Являясь незрелыми, эти дети не обладают способностью к самоконтролю, они не могут конкурировать со своими сверстниками.

Наблюдения ученых показали, что ММД чаще сопровождается снижением внимания и умственной работоспособности и только некоторым детям присуща гиперактивность. Однако гиперактивные дети всегда страдают дефицитом внимания. В последние годы специалисты в таких случаях ставят диагноз «синдром дефицита внимания с гиперактивностью» (СДВГ).

Возникновение симптомов гиперактивности относят к началу посещения детского сада (3 года), а первое ухудшение — к началу обучения в школе. Подобная закономерность объясняется неспособностью ЦНС ребенка, страдающего этим заболеванием, справляться с новыми требованиями, предъявляемыми ему в условиях увеличения психических и физических нагрузок. Максимальная выраженность проявлений синдрома совпадает с критическими периодами становления центральной нервной системы у детей. 3 года — начало активного развития внимания, памяти, речи. Форсированное повышение нагрузок в этом возрасте может привести не только к нарушениям поведения в виде упрямства и непослушания¸ но и к отставанию в нервно-психическом развитии. Возраст 6–7 лет — критический период не только для становления письменной речи, но также произвольного внимания, памяти, целенаправленного поведения и других функций высшей нервной деятельности.

Поэтому если в дошкольном возрасте среди детей с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью преобладают гипервозбудимость, двигательная расторможенность, моторная неловкость, рассеянность, повышенная утомляемость, инфантилизм, то у школьников на первый план выступают трудности обучения и отклонения в поведении. В подростковом возрасте симптомы заболевания могут стать причиной развития асоциального поведения: правонарушений, алкоголизма, наркомании. Неадекватность поведения, социальная дезадаптация, различные личностные расстройства могут стать причиной неудач и во взрослой жизни.

Чрезвычайно важным для понимания природы гиперактивного поведения и для коррекции его проявлений являются нарушения эмоциональной сферы. Прежде всего, это чрезмерная возбудимость и импульсивность, обусловленные дефицитом сдерживающего контроля и саморегуляции поведения. Ребенок проявляет повышенную эмоциональную активность, которая выражается в повышенной болтливости. Он постоянно что-то говорит, даже играя сам с собой. Это настолько утомительно для окружающих, что само по себе может вызвать нежелание общаться с таким ребенком.

Специалисты отмечают у гиперактивных детей нарушения памяти, сниженную умственную работоспособность, повышенную утомляемость. Ребенок часто отвлекается, не способен до конца выполнить задание, делает много ошибок, но не в связи с непониманием, а из-за невнимательности. Рассеянность увеличивается по мере увеличения продолжительности выполнения задания, что свидетельствует о повышенной утомляемости нервной системы. Продуктивность работы таких детей очень низкая. Основные характеристики внимания: концентрация, переключение, устойчивость, распределение, объем — у них ниже нормы. Объем оперативной памяти и мышления снижен, ребенок может удерживать в уме и оперировать ограниченным количеством информации, большая часть которой вскоре забывается. Долговременная память слабая, так как временные связи образуются с трудом. Характерная черта умственной деятельности детей с синдромом — цикличность. Время, в течение которого они могут продуктивно работать, не превышает 5–15 минут, по истечении которых они теряют контроль над умственной активностью. Какое-то время (3–7 минут) мозг «отдыхает», накапливая энергию и силу для следующего рабочего цикла. В момент «отключения» ребенок занимается посторонними делами, а на слова учителя не реагирует. Затем умственная активность восстанавливается, и ребенок опять может продуктивно работать 5–15 минут, после чего мозг снова «отключается» и произвольное управление интеллектуальной деятельностью оказывается невозможным.

Такие особенности умственной деятельности в сочетании с нарушениями восприятия, речевого развития, координации рук способствуют возникновению у детей с синдромом трудностей в освоении чтения, письма, счета. Это отнюдь не связано с дефектом интеллекта. Имея неплохие интеллектуальные способности, гиперактивные дети отличаются сниженным интересом к интеллектуальным занятиям, художественно-изобразительному искусству. Определенные отклонения в мотивационной сфере, что проявляется частыми отказами что-либо делать, приводят у них к отсутствию интереса к систематическим, требующим внимания занятиям, а значит — к учебной деятельности.

Часто гиперактивность сочетается с недостаточной сформированностью мелкой моторики и навыков самообслуживания. Дошкольники и младшие школьники нередко испытывают сложности при застегивании пуговиц и завязывании шнурков, а также при занятиях конструированием, лепкой и рисованием. При обучении письму могут появляться дисграфии.

Помимо двигательной расторможенности для детей с синдромом свойственны нарушения моторного контроля, проявляющиеся в виде «мягкой» неврологической симптоматики: дискоординации движений по типу статико-локомоторной и динамической атаксии, тиков и навязчивых движений. Могут отмечаться также нарушения пространственной координации, проявляющиеся в неловкости, неуклюжести. Они как бы не «вписываются» в пространство, натыкаются на углы, часто идут напролом, не обращая внимания на препятствия.

Психологическое обследование выявляет у большинства из них повышенную тревожность, беспокойство, внутреннюю напряженность, переживание чувства страха. Такие дети в большей степени, чем другие, подвержены депрессивному настроению, легко расстраиваются из-за неудач.

Внешне независимые, именно они в отличие от «тихих», психически устойчивых детей особенно нуждаются во внимании. Однако отсутствие навыков общения, привычка с вызовом принимать любую помощь, приводят к тому, что своим поведением они ее отвергают.

В психическом отношении они отстают в своем развитии (парциальные задержки развития на 1,5–1,7 года), однако стремятся руководить. В отношении сверстников такие дети агрессивны и требовательны, эгоистичны. Не всегда они умеют сочувствовать и сопереживать. Не любят уступать в чем-либо и никогда не признаются в своей неправоте. Стремятся к лидерству, но не умеют действовать совместно с другими.

Даже если такой ребенок имеет вроде бы положительные намерения, его безудержные действия вызывают больше порицание, нежели одобрение, так как они не всегда соответствуют ожиданиям других людей.

Гиперактивный ребенок досаждает не только детям, но и взрослым. В сравнении с другими детьми он легко идет на контакт с незнакомыми людьми, более того, он навязывает свое общение окружающим, встревает в разговоры взрослых, мешает им, всячески стараясь привлечь их внимание, применяя для этого неадекватные методы.

Часто такой ребенок сам не рад своим поступкам. Его наказывают чаще, чем других детей. Но, как правило, обычные наказания и выговоры не действуют. Родители, воспитатели и учителя жалуются, что, несмотря на все их усилия, ребенок продолжает вести себя плохо. С другой стороны, ласка и похвала мало стимулируют хорошее поведение — поощрение должно быть очень весомым и значимым, чтобы поведение ребенка изменилось. Такие дети требуют незамедлительного вознаграждения за свой труд, и чаще всего материального (игрушки, сладости).

Родители гиперактивных детей часто жалуются на их «невоспитуемость», на то, что с ними «нет сладу»; родителей волнует, что их дети не имеют друзей, сверстники отвергают их, отказываются с ними играть или контактировать.

К сожалению, из-за того, что поведение такого ребенка отличается от обычного, родители зачастую не могут «принимать» его так, как других детей. Необычность поведения ребенка вызывает отвержение у родителей. Обычная система «проступок — наказание» в данном случае неэффективна, поведение ребенка не улучшается, несмотря на старания родителей. Ребенок и сам встревожен состоянием взаимоотношений с родителями, но поведения своего не меняет.

Взрослым следует понять, что гиперактивный ребенок не «вредный» и не «плохой», просто ему труднее, чем другим детям, сдерживать свою двигательную активность, он в этом не виноват, и что бесконечные замечания и одергивания ребенка приведут не к послушанию, а к обострению поведенческих проявлений гиперактивности.

В течение нескольких десятилетий в нашей стране и за рубежом проводились биохимические исследования работы мозга таких детей, в результате которых было выявлено снижение метаболической активности в лобной и средней долях мозга, то есть в тех областях, которые ответственны за контроль поведения. Таким образом, не следует обвинять ребенка в отсутствии желания или волевых усилий («может, но не хочет!»), необходимо понять, что проблемы, связанные с его обучением и воспитанием, являются результатом измененной биохимической активности мозговых структур («хочет, старается, но не может!»).

(продолжение следует)

[links&resources]

1. Болотовский Г.В., Чутко Л.С., Кропотов Ю.Д. Гиперактивный ребенок. Лечить или наказывать? — СПб.: ИК «Невский проспект», 2004.
2. Брязгунов И.П., Касатикова Е.В. Непоседливый ребенок, или все о гиперактивных детях. — М.: Издательство Института Психотерапии, 2002.
3. Брязгунов И.П., Касатикова Е.В. Дефицит внимания с гиперактивностью у детей. — М.: Медпрактика, 2002.
4. Заваденко Н.Н. Как понять ребенка: дети с гиперактивностью и дефицитом внимания. — М., 2000.
5. Заваденко Н.Н. Факторы риска для формирования дефицита внимания и гиперактивности у детей. // Мир психологии. — 2000. — № 1.
6. Захаров А.И. Предупреждение отклонений в поведении ребенка. — СПб., 1997.
7. Кемпбелл Р. Как любить своих детей. — СПб., 1997.
8. Клайн В. Как подготовить ребенка к жизни. — М., 1991.
9. Кучма В.Р., Брязгунов И.П. Синдром дефицита внимания с гиперактивностью у детей (вопросы эпидемиологии, этиологии, диагностики, лечения, профилактики и прогноза). — М.: Олег и Павел, 1994.
10. Кучма В.Р., Платонова А.Г. Дефицит внимания с гиперактивностью у детей России: распространенность, факторы риска и профилактика. — М.: РАРОГЪ, 1997.
11. Лебединский В.В. Нарушения психического развития в детском возрасте. — М.: Академия, 2004.
12. Леви Г. Квадратные колышки к круглым отверстиям. Дети с нарушением обучаемости в школе и дома. — СПб., 1995.
13. Лешли Д. Работать с маленькими детьми, поощрять их развитие и решать проблемы. — М., 1991.
14. Лохов М.И., Фесенко Ю.А. Плохой хороший ребенок (проблемы развития, нарушения поведения, внимания, письма, речи). — СПб.: ЭЛБИ-СПб., 2003.
15. Оклендер В. Окна в мир ребенка. Руководства по детской психотерапии. — М., 1997.
16. Тржесоглава З. Легкая дисфункция мозга в детском возрасте. — М.: Медицина, 1986.
17. Халецкая О.В., Трошин В.М. Минимальные дисфункции мозга в детском возрасте. — Нижний Новгород, 1995.
18. Чутко Л.С., Пальчик А.Б., Кропотов Ю.Д. Синдром нарушения внимания с гиперактивностью у детей и подростков. — СПб.: СПбМАПО, 2004.
19. Шевченко Ю.С. Коррекция поведения детей с гиперактивностью и психопатоподобным синдромом. — М.: Вита-пресс, 1997.
20. Яременко В.Р., Яременко А.В., Горяинова Т.В. Минимальные мозговые дисфункции головного мозга у детей. — СПб., 1999.

 

1 Comment »

Галина Свитцова:

Полностью согласна с актуальностью данной проблемы. Из личного опыта могу также порекомендовать прочитать книгу Екатерины Мурашовой «Дети-тюфяки и дети-катастрофы». В книге представлен взгляд практикующего психолога из Петербурга на этот вопрос. Большой опыт работы в детской районной поликлинике дает ей ценный материал для наблюдений. Она делится своим профессиональным опытом, наблюдениями и выводом. Разбирая различные ситуации, она фиксирует закономерности развития личности, устанавливает причинно-следственные связи. И находит решения на перекрестке педагогики, психологии и медицины. Мне эта книга понравилась тем, что практикующий врач очень грамотно с педагогической точки зрения находит выход из сложных ситуаций, в эпицентре которой находится ребенок. Книга заставила меня глубже задуматься о психологическом состоянии таких детей, рассмотреть конкретные признаки и очертания этой болезни.

6 Сентябрь 2015 | 16:18
Оставить комментарий

Комментарий

..